Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Офсетные контракты на службу технологической независимости

Москва доказывает, что договоры со встречными обязательствами можно применять не только в медицине
Офсетные контракты на службу технологической независимости
Теги: #Офсетные контракты

Москва первой среди субъектов РФ начала применять инструмент офсетов для стимуляции технологического развития. Характерно, что он используется столичными властями не в экспериментальном вакууме, а как часть комплексной экономической экосистемы. В нее помимо офсетов входят: льготное предоставление земельных участков, промышленная ипотека, налоговые стимулы, маркетплейсы…

Есть еще один политический нюанс:  контракты со встречными инвестиционными обязательствами применяются Москвой, чтобы обеспечить спрос на продукцию отечественного производства. Для мегаполиса это акцентированный инструмент импортозамещения. Речь идет не только об инновационной продукции, но и о традиционно востребованных товарах, которые нужны городу, но прежде не производились в РФ.

Сегодня столица выполняет три четверти всех офсетов страны. Опытом развития этого механизма, а также предложениями по развитию нормативной базы в этом направлении Москва поделилась в ходе выставки-форума «Россия» на ВДНХ в рамках специальной экспертной  панели «Стимулирование технологического развития», организованной Министерством промышленности и торговли РФ.

– Офсетный контракт предусмотрен 44-ФЗ. Он безусловно выгоден и городу, и бизнесу. В обмен на технологии, в обмен на инвестиции локализацию производства, мы гарантируем приобретение продукции в долгосрочной перспективе до 10 лет, – рассказал и.о. директора ГБУ «Городское агентство управления инвестициями» Андрей Балук.

По уже заключенным Москвой офсетным контрактам объем инвестиций уже составляет более 82 млрд рублей. Один из крупнейших контрактов недавно заключен с дочкой «Росатома», компанией «Рэнера» (Интегратор Госкорпорации «Росатом» по направлению «Системы накопления энергии») на производство аккумуляторных батарей. Объем закупки составляет свыше 172 млрд рублей. В настоящее время ведется строительство завода в Красной Пахре. Первую продукцию для нужд города планируется получить в 2026 году: произведенные батареи будут массово использоваться в электробусах, электромобилях, в речном транспорте.

Это один из первых масштабных примеров выхода офсетов за пределы медицинской отрасли. Пока львиная доля офсетных контрактов по всей России заключается на поставки лекарственных препаратов и медоборудования. Москва закупает по офсетам 78% лекарств из списка ЖВЛП. Проблема в том, что до 90% всех лекарств в России производится из импортных субстанций.

– Поэтому ключевая задача офсетного контракта на поставку лекарств для нужд города – это локализация производства субстанции на территории Москвы, – поясняет Андрей Балук. – По сути, это ключевой элемент лекарственной безопасности всей страны. Потому что лекарства, которые производятся у нас, закупаются заказчиками всей России.

Еще один характерный пример, достойный подражания, касается производства медицинских изделий. В 2023 году Москва заключила офсетный контракт на поставку абсорбирующей продукции для лиц с ограниченными возможностями. Инвестор уже полностью исполнил обязательства, запустив производственную линию. Со стороны Москвы был задействован широкий инструментарий мер поддержки (предоставлена площадка в индустриальном парке «Руднево»), начались поставки.

– Почему мы приводим этот пример? Во-первых, потому что цена на эту продукцию упала в полтора раза по сравнению с импортными аналогами. Во-вторых, при производстве инвестор перешел на использование российского сырья, – отмечает Андрей Балук.

Офсетные контракты не могут ограничивать конкуренцию, считают в столичном «Городском агентстве управления инвестициями».

– Многие говорят, будто офсетные контракты ограничивают конкуренцию. Но это не так. Это доказывает тот факт, что созданные производства задействуют лишь 20-30% своих мощностей на исполнение обязательств по офсетному контракту, все остальное идет на рынок. Никто не принуждает других заказчиков закупать продукцию у данного производителя. Наконец, положение едпоставщика после исполнения инвестиционных обязательств, вовсе не обязывает заказчика закупать продукцию конкретного производителя. Это лишь возможность приобретать товар по фиксированной цене без проведения тендерной процедуры, – пояснил Андрей Балук.

Нормативные препятствия для офсетных контрактов

С 2022 года в России легализован механизм межрегиональных офсетных контрактов. Он позволяет заказчикам проводить совместную закупку востребованной продукции, объединяя их нужды в конкретный объем. К сожалению, такой метод пока применяется редко.

Москва активно работает в этом направлении, ведя поиск партнеров в других субъектах РФ ради создания новых импортозамещающих высокотехнологичных производств. Потенциальный исполнитель в таком контракте получает не только рынок столицы, но и рынок другого субъекта РФ.

К сожалению, пытаясь  применить механизм совместной закупки со множественными заказчиками, Москва столкнулась с косностью российского законодательства о закупках. В ходе экспертной  панели «Стимулирование технологического развития» был разобран проблемный кейс.

Нитриловая перчатка поставляется на внутренний рынок, в основной массе из Китая. Хотя в России есть отечественные производители.

– Мы заключили соглашение с Самарской областью о проведении межрегиональной закупки для локализации производства, – рассказал Андрей Балук. – В 2023 году объявили закупку, однако она не состоялась. Прорабатывая с коллегами эту закупку, мы рассчитывали на сотрудничество со множеством заказчиков. Основные потребители – это поликлиники, учреждения находящиеся в подчинении Департамента здравоохранения Москвы и Самарской области. Объем только по 18 учреждениям города составил бы 2 млрд на 10 лет. Но офсетный контракт мы заключить не смогли, поскольку что 44-ФЗ не позволяет проводить закупки со множеством заказчиков. Мы вынуждены были пойти одним заказчиком (объем закупки составил 75 млн рублей, а минимальный объем инвестиций в рамках офсетных договоров – 100 млн рублей). В результате потенциальный инвестор, подумав, отказался от реализации этого интересного и перспективного проекта.

Второй фактор, отпугивающий инвестора, при заключении офсетных контрактов, по мнению эксперта, связан с ценой продукции.

– Мы постоянно сталкиваемся с тем, что основной метод определения НМЦК в рамках 44-ФЗ – это анализ рынка. То есть, когда условный заказчик запрашивает коммерческие предложения, то их предоставляют поставщики продукции, производимой за рубежом. Конечно, они не заинтересованы в локализации конвейера здесь, на территории России. Поэтому они откровенно демпингуют. В результате падает цена. Как следствие, российскому инвестору реализация проекта становится не интересной, – заключает Андрей Балук.

В ближайшее время Москва намерена выйти с предложением к законодателям: как развернуть ситуацию в пользу российской промышленности.

В столице предлагают сделать исключение для офсетных контрактов, отказавшись от приоритетного метода определения цены. Определять цену на единицу продукции иными способами.

Еще одним препятствием для офсетных контрактов является нормативная отсталость 223-ФЗ. По статистике 2022 года закупки по 223-ФЗ составили 7,9 трлн рублей. Этот колоссальный спрос можно направить на службу российской промышленности, в том числе через инструмент офсетных контрактов.

– Однако, в рамках корпоративного законодательства о закупках про договоры со встречными обязательствами не сказано вообще ничего, – отмечает Андрей Балук. – Мы обращались с предложениями – ввести отдельное положение, которое формализует офсетные договоры в 223-ФЗ по аналогии госзакупками. Нам отвечали, что в 223-ФЗ это и так не запрещено. Но ведь вопрос никак не урегулирован законом. Следует прояснить этот вопрос до конца, чтобы заказчики, работающие по 223-ФЗ понимали и активно использовали новый механизм.

Опыт законотворческой работы Москвы на других направлениях доказывает, что формальные изменения в законодательстве о закупках вовсе не бесполезны. Логика, что не запрещено, то разрешено – в российской экономике не работает. Зачастую рычаги полезны, только если они легализованы.

Характерный пример. В прошлом году по инициативе Москвы были внесены изменения в Жилищный кодекс РФ, позволившие региональным операторам закупать товары и услуги. Теперь совместно с Минстроем столичные власти работают над корректировкой 615 постановления в части закупок региональных Фондов капремонта. Столичные власти хотят внедрить механизм специального инвестиционного контракта со встречными обязательствами.

Закупки Фонда составляют десятки миллиардов рублей. Офсетные контракты помогут углубить локализацию продукции, которая поставляется для нужд города. Разберемся на примере лифтового оборудования. Формально, лифт – это продукция российского происхождения. Но если присмотреться, то обнаруживается, что редукторная лебедка, система управления, производятся за рубежом. С помощью офсетных контрактов можно будет влиять на технологию производства и состав комплектующих.

В Москве уверены, что механизм офсетных контрактов подходит в качестве ускорителя для индустриализации и технологической независимости.

Годовые объемы одного только госзаказа по субъектам РФ составляют свыше 10 трлн рублей. Если грамотно разверстать инструмент межрегиональных офсетных контрактов на такой гарантированный спрос, то можно локализовать, по сути, любую технологию и стимулировать инвестиции в любой бизнес.

Автор: Андрей Троянский

21 февраля 2024, 15:35
573
Теги: #Офсетные контракты

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.