Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Правила трансграничной конкуренции от Евразийской экономической комиссии

ЕАЭС выстраивает наднациональное антимонопольное регулирование
Правила трансграничной конкуренции от Евразийской экономической комиссии
Теги: #ЕАЭС

Рынок госзакупок ЕАЭС превысил $190 млрд. в 2022 году. Для сравнения, всего лишь двумя годами ранее – он составлял $140 млрд. Колоссальный прирост и огромная ответственность. Сложные правила взаимодействия и взаимовлияния, которые должны быть прозрачными и равными для всех, несмотря на разную степень взаимного участия. Пока наибольшая доля рынка  приходится на российских заказчиков и поставщиков.

Увеличивать пропорцию взаимного участия следует за счет упрощения взаимодействия государств-членов ЕАЭС по линии госзакупок. Эта среда должна быть максимально конкурентной. Об этом заявил министр по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Максим Ермолович в ходе Общественной приемной по вопросам конкуренции и госзакупок.

– Только через взаимный отказ от протекционизма страны могут развивать свою торговлю, повышая конкуренцию. Только таким образом можно добиваться общей экономической эффективности всей союзной системы.

Нельзя не заметить, что взаимный отказ от внутреннего протекционизма достигается за счет взаимного усиления его внешних рамок. Проще говоря, если мы хотим свободной конкуренции внутри Таможенного союза, тогда трансграничный рынок ЕАЭС надо защищать от глобального рынка.

До недавних пор, вопросы автономной антимонопольной политики внутри ЕАЭС были только умозрительными. Было не понятно, как евразийское антимонопольное право сочетается с национальным? Какое из них является приоритетным? Теперь вырисовывается четкая картина разграничения полномочий. Антимонопольный орган Евразийского союза заработал в полную силу, у него появилась масштабная правоприменительная практика. Это говорит о том, что интеграционные процессы между Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией идут вперед, а евразийский рынок действительно складывается не смотря на все потрясения и трудности.

Антимонопольная политика на трансграничном рынке ЕАЭС находится в ведении Евразийской экономической комиссии (ЕЭК_.

В 2023 году ЕЭК совместно с торгово-промышленными палатами стран-членов ЕАЭС провела опрос бизнеса «Конкуренция на трансграничных рынках глазами участников». Полученные данные обнадеживают, особенно учитывая тот факт, что евразийский рынок функционирует в условиях санкционных ограничений.  95% опрошенных потребителей отмечают широкий выбор поставщиков необходимого товара; 45% поставщиков сообщили об увеличении числа конкурентов за последние 3 года – против 4%, которые считают, что конкуренция уменьшилась.   На новый уровень эффективности вышел вопрос повышения качества и безопасности товаров на союзном рынке.

Где начинаются антимонопольные границы ЕАЭС?

Сам факт того, что компания поставляет или закупает продукцию в одной из стран ЕАЭС, уже свидетельствует о том, что она попадает в сферу юрисдикции Евразийской экономической комиссии как антимонопольного регулятора. Но есть нюанс: чтобы разбором антимонопольного дела занималась именно ЕЭК, оно должно соответствовать ряду критериев.

– По функционалу мы практически не отличаемся от любого национального антимонопольного органа, – разъясняет Алексей Сушкевич, директор департамента антимонопольного регулирования ЕЭК. – Мы пресекаем недобросовестную конкуренцию на трансграничных рынках в том случае, если причинитель вреда и лицо пострадавшее – являются хозяйствующими субъектами, зарегистрированными в разных государствах- членах ЕАЭС.

По каким критериям понять, что можно обращаться за антимонопольным регулированием в ЕЭК?

В случае злоупотребления доминирующим положением. Для того, чтобы у пострадавшей стороны было основание для обращения в ЕЭК – доля «доминанта» на территориях каждого государства-члена ЕАЭС должна составлять не менее 35%. Компания с меньшей долей рынка, отказавшая истцу в заключении договора, либо дискриминирующая жалобщика по каким-либо иным основаниям, не может быть признана трансграничной монополией.

Чтобы антиконкурентное соглашение было признано таковым и подпадало под юрисдикцию антимонопольного департамента ЕЭК, необходимо, чтобы его участники (как минимум два субъекта) были зарегистрированы в разных государствах-членах ЕАЭС.

Трансграничные рынки: правоприменительная практика

За три года Департамент антимонопольного регулирования ЕЭК проанализировал 97 товарных трансграничных рынков в пределах Евразийского союза (от угля до фармацевтики). Оценивались потенциальные риски возникновения картельных сговоров, противодействия допуску предприятий на рынки сбыта ЕАЭС и т.д.

Несколько характерных кейсов по нарушениям на трансграничных рынках, которые завершились мягким регулированием:

Жалоба от заявителя АО «Вимм-Билль-Данн» на ООО «Несвижский завод детского питания» (Беларусь). Повод – введение в заблуждение относительно производителя товара». Белорусский поставщик без разрешения правообладателя скопировал дизайн упаковки, на раскрутку и брендовое продвижение которого российская компания до этого затратила серьезные ресурсы.  ЕЭК предписала нарушителю провести редизайн продукции.

– В том случае, если предписание не выполняется, то происходит привлечение нарушителя к ответственности в виде штрафа. Если оно выполняется, то ситуация считается исчерпанной, – пояснил Алексей Сушкевич.

Пример антиконкурентного соглашения.

ЕЭК вынесено решение в отношении компаний-продавцов медицинского оборудования, которые имея контакты с крупным европейским поставщиком речевых процессоров производства компании Cochlear Limited, договорились между собой реализовывать медицинские приборы (слуховые импланты) каждый на своей территории.

Ущерб подобных сделок заключается в следующем:

  • Каждый дистрибьютор устанавливает свои правила игры в своем государстве.
  • Потребитель привязан к дистрибьютору и обязан безальтернативно обращаться только к нему.
  • Участники закупок определены заранее, нет конкуренции на торгах и т.д.

Указанные действия были квалифицированы как нарушение запрета пп.3 п. 3 ст. 76 Договора о ЕАЭС. За выявленные нарушения в отношении юридических и должностных лиц организаций были вынесены достаточно внушительные штрафы.

Похожее антиконкурентное соглашение по той же статье было выявлено между российскими и казахстанскими компаниями на рынке услуг по калибровке медицинского оборудования.

Одно из крупных трансграничных дел, которое удалось «разрулить» за счет превентивного предупреждения касалось рынка гепарина натрия (препарат, разжижающий кровь). Крупнейший белорусский производитель наладил схему поставок товара в государства-члены ЕАЭС через эксклюзивных дистрибьюторов по завышенным ценам и по условиям поставки, которые были хуже, чем на территории Республики Беларусь. Белорусский производитель отказывал российским потребителям в прямых продажах с завода.

Сведения о нарушении были предоставлены к рассмотрению ФАС России. Евразийской комиссией была установлена «координация экономической деятельности, которая привела к разделу рынка по территориальному принципу» и ограничила доступ на данный рынок другим хозяйствующим субъектам. Производитель, получил предупреждение и был вынужден скорректировать свою торгово-сбытовую политику.

Пример злоупотребления доминирующим положением.

Выявлен на рынке каменного угля определенной марки. Нарушение произошло со стороны крупнейшей казахстанской компании. Речь идет об уголе высокого качества, отличающемся малой зольностью, на потребление которого «заточено» сразу несколько теплоцентралей Уральского региона.

Злоупотребление осуществлялось путем:

  • навязывания невыгодных условий договора;
  • необоснованного сокращения объемов поставки.

К счастью, вопрос был также урегулирован посредством применения «мягкого права».

Еще один пример злоупотребления доминирующим положением, где потенциальным нарушителем выступила уже российская компания. Российское предприятие – производитель редкой анизотропной стали.

Специалистами ЕЭК было обнаружено «технологически не обоснованное сокращение или прекращение производства товара, а также создание дискриминационных условий поставки  в государства-члены ЕАЭС (в Казахстан и Белоруссию). Благодаря своевременному предписанию ценовая и неценовая дискриминация была российским поставщиком оперативно устранена. Остальные евразийские потребители теперь приобретают сталь на тех же условиях, на которых это делают 33 российских трансформаторных завода.

Учитывая стремительное развитие экономических связей в рамках евразийского партнерства масштабы и опыт антимонопольного регулирования внутри ЕАЭС будут расти, как и спрос на регулирование со стороны бизнеса.

  • Открыв сайт ЕЭК, любой заявитель может найти простейшее руководство по обращению в Комиссию. Применяется типовой чек-лист, позволяющий проверить составленное заявление на предмет корректного оформления в соответствии с требованиями антимонопольного департамента ЕЭК.

Важно! В соответствии с поручением вице-премьера, министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова о подготовке и проведении XIX Всероссийского Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ», правоприменительная практика ЕЭК является важной темой в повестке Форума. Она тесно переплетается с повседневной закупочной деятельностью страны. Форум-выставка «ГОСЗАКАЗ» – крупнейшее публичное мероприятие для профессионалов закупок позволит изучить этот вопрос в контексте интересов реального  бизнеса.

Автор Андрей Троянский

29 марта 2024, 23:19
491
Теги: #ЕАЭС

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.