Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Китайский фактор в закупках, как защитить интересы российских производителей

Закупочное законодательство нуждается в достройке приоритетов и применении фильтров
Китайский фактор в закупках, как защитить интересы российских производителей
Теги: #Импортозависимость #Импортозамещение #Протекционизм

Эксперты самых из самых разных отраслей все чаще  заявляют об избыточном присутствии китайских поставщиков  на российском рынке. С каждым месяцем проблема приобретает угрожающие масштабы, учитывая тот факт, что по формальной букве закона продукция из КНР приравнивается к российской. Правила ВТО, которые никто не отменял, являются дискредитирующими по отношению к российским производителям несырьевой продукции.

Ситуация усугубляется дефицитом нормативного регулирования: в нашем законодательстве о закупках отсутствуют инструменты отделения зерен от плевел (то есть – китайских товаров, которые действительно не в состоянии произвести российские компании, –  от товаров, которым можно подыскать российские аналоги).

Неоднократно подмечено нежелание китайских партнеров играть в локализацию и промышленную кооперацию. Поставка готовой продукции, конечного изделия в сборе – это всегда пожалуйста; а закупка отдельных комплектующих или узлов – это проблемная затянутая история.

Один из отечественных производителей радиоэлектронной продукции поделился парадоксальным опытом арбитражных разбирательств в рамках недавней конференции «Практика проведения закупок по 223-ФЗ», которая проходила в «РЭУ им. Г.В. Плеханова» при поддержке специализированной электронной площадки ETPRF.RU

В частности, российская компания сообщила, о «странном» решении столичного УФАС в пользу китайского поставщика, которое (по сути) приравняло моноблоки из КНР к российской радиоэлектронной продукции.

Такая логика контролирующих органов идет в разрез с условиями, в которых страна живет уже два года. Хуже того, даже предыдущая, досанкционная трактовка законодательства о закупках подразумевала приоритет для радиоэлектронной продукции, произведенной на территории ЕАЭС. Встающей на ноги радиоэлектронной отрасли закупочное равноправие с китайскими производителями может нанести критический ущерб.

В силу объективных причин российская техника по себестоимости априори дороже китайской. Причем не только машиностроительная продукция, но и приборка. Хотя для микроэлектроники и IT в России созданы беспрецедентные тепличные условия: IT-компании освобождены от НДС и налога на прибыль.

На себестоимости сказывается множество факторов: от низкой серийности, до отставания от Китая по качеству дополнительных услуг и сопроводительных финансовых сервисов. Как и в любой другой отрасли, отечественная продукция с высокой добавленной стоимостью проигрывает Китаю по условиям поставки.

Красноречивые цифры из отрасли станкостроения. До недавних пор зарубежный поставщик имел право заключать договор с любым российским потребителем за счет более удобных финансовых и лизинговых продуктов. 15-20% составлял авансовый платеж, а остальные 80-85% составляла рассрочка на 5-8 лет всего лишь под 1% годовых. С уходом недружественных иностранцев ситуация на внутреннем рынке значительно улучшилась. Отечественный лизинг и поддержка станкостроения развиваются семимильными шагами. Но не стоит забывать, что поставщики из КНР никуда не уходили. А их условия выглядят предпочтительными даже на фоне национальных преобразований в станкостроении. Во всех остальных наукоемких сферах ситуация с лизингом и финансовыми бонусами для конечных потребителей весьма похожая.

Российский промышленный бизнес находится в заведомо неравных условиях по сравнению с китайским. В КНР 13% НДС, а в РФ – 20%. Каждый российский продукт, условно говоря, на 7 руб. дороже. Помимо низких налогов, в Китае несоизмеримо более лояльная к промышленности кредитно-денежная политика. Производственные кредиты можно взять не под 15-20% годовых, а под 0,15%. Из перечисленных условий складывается, что в России менее выгодно производить любые компоненты, чем в Китае.

По данным электронных торговых площадок, со стороны российских заказчиков участились запросы, как не допустить китайских поставщиков к торгам. Этот момент требует отдельного обсуждения с каждым заказчиком. Загвоздка состоит в том, чтобы выработать конкурентные процедуры в строгом соответствии с положениями заказчиков.

Актуальный вопрос: как работая в 223-ФЗ, российскому заказчику на законных основаниях избежать сотрудничества с китайскими поставщиками и отказаться от закупок их продукции в пользу отечественных аналогов.

В ходе конференции экспертамиэлектронной площадки ETPRF.RU были обозначены два пути, по которым мог бы действовать заказчик, настроенный на импортозамещение:

1) добиваться справедливости и отстаивать интересы импортозамещения в судах высшей инстанции, которые встают на сторону национально-ориентированного бизнеса.

2) попытаться использовать так называемые «неконкурентные способы закупки для защиты интересов российских производителей. В так называемом «закрытом контуре» по 301 постановлению правительства заказчик имеет полное право установить требования к продукции. Особенно если докажет, что именно этот, конкретно закупаемый товар  имеет конкурентные  предложения от нескольких российских производителей.

При проведении закрытых закупочных процедур со скрытым приоритетом для российской продукции суд встает на сторону заказчика (подтверждено свежей судебной практикой). При этом, в формулировках суда подчеркивается, что со стороны заказчика такое ограничение направлено на достижение целей импортозамещения.  Конкурс – нельзя, аукцион – нельзя, зато «формально неконкурентную» закупку, куда придет несколько российских компаний и будут соревноваться – можно. Если заказчик в этом заинтересован.

Проблема в том, что экспансия китайских компаний должна сдерживаться не только частными решениями патриотично настроенных заказчиков. Требуется системная закупочная политика, с настройкой умных фильтров.

В цифрах и фактах, о том как дефицит нормативного протекционизма сказывается машиностроении рассказал председатель Совета директоров «Ростсельмаш» Константин Бабкин:

– По моим ощущениям, ситуация выровнялась, но как это случилось: западные, европейские поставщики ушли, 80% мы заменили на поставщиков из дружественных стран и только 20% — на компоненты российского производства. Так что, в целом, возможностью воспользовались по большей части не российские, а китайские и турецкие компании. Вот и получается, что раньше деньги шли на Запад, сейчас идут на Восток, а наши региональные предприятия развиваются в недостаточной степени.

Есть сегменты отрасли, в которых позиции российских компаний все еще слабы. Так, отечественные компании занимают на российском рынке средних тракторов и дорожно-строительной техники (ДСТ) только 5%.

Еще один закупочный парадокс озвучил в конце прошлого года Сергей Серебряков, директор Петербургского тракторного завода, одного из флагманских предприятий машиностроения: Он выразил удивление, что постановка на отечественный трактор «Кировец» минского двигателя фактически равносильна тому, что его трактор не будет считаться российским. Такая технологическая операция по букве закона равноценна установке импортного мотора. Однако, это совершенно не вяжется со стратегией развития промышленности России, с политикой создания единого экономического пространства ЕАЭС…  Такие примеры свидетельствуют, что закупочное законодательство местами отстает от реальных условий рынка, которые продиктованы внешними вызовами.

Автор: Андрей Троянский

30 января 2024, 23:37
571
Теги: #Импортозависимость #Импортозамещение #Протекционизм

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.